takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Category:

Юлия Вешнякова. "Если выживет"

"Она стояла и, не отрываясь, смотрела на калитку. Монотонный холодный дождь зарядил с самого утра. Временами, из-за порывов ветра, струи воды попадали прямо с боков словно исподтишка, проникая под кожу, пронизывая холодом и осенней тоской. Она давно продрогла, но уйти со своего поста не могла. Она точно знала, видела ещё вчера почти ночью, но не успела добежать, было скользко, и глина предательски разъезжалась под лапами.

Капли дождя текли с бровей вниз по морде, иногда она их слизывала, хотя пить не хотелось. Хотелось есть. Давно. Как оказалось, она совершенно не умеет добывать себе пропитание. С наступившими холодами дачники почти все разъехались и появлялись наездами в выходные. Так что на неделе даже на помойках особо нечем было поживиться. Людей она старалась теперь избегать, после того как ее несколько раз без видимых причин побили хулиганы, она научилась за версту обходить незнакомцев и до сих пор хромала.


Однажды ей попалась мышь. Она была медленная и слабая, возможно, недобитый трофей какой-нибудь сытой кошки, но пахла вполне съедобно. Так она впервые съела живое. Если вспомнить вкус приютской еды, то вроде выходит даже и деликатес. Но по сравнению с мясными кашами, которые варила Юркина мама, полная ерунда, и все же голод не тетка. Со временем пришлось привыкнуть. Когда от желания мяса сводило челюсти, она съедала несколько мышей, и голод отступал.

Из-за этих дурацких мышей она и пропустила вчера долгожданную машину. Ушла вглубь леса, там было больше шансов на удачную охоту, полевки тоже шарились в поисках еды и теряли бдительность, становясь иногда легкой добычей стоящих выше в цепочке питания.

И вот она увлеклась охотой, а когда услышала знакомый скрип открывающихся ворот, рванула со всех ног, но не успела.

С того момента и стоит на одном месте, отходила только несколько раз в кусты, но глазом следила, чтобы ни за что их не пропустить. Она больше не выдержит этой разлуки.

Так глупо получилось в конце лета, когда она потерялась. Хозяин кинул палку на прогулке, да как-то далеко в лес, а она как назло с утра плохо чуяла, словно нос забился каким-то посторонним запахом, который лез отовсюду, и никак нельзя было отыскать брошенный предмет, так сильно он отвлекал. А когда наконец нашла, неожиданно услышала металлический звук ворот и шум отъезжающей машины, так прям с этой найденной палкой и побежала, очень уж хотела порадовать хозяина. И бежала за машиной весь посёлок до главного поворота на трассу, сначала с этой палкой, а потом бросила ее и начала лаять в надежде, что ее услышат в машине, что обнаружат, что она отстала, заблудилась, осталась тут одна!!
Это какая-то чудовищная ошибка, надо бы громче лаять, но она уже осипла от стараний, устала и легла на пыльную бровку возле шоссе, часто и растерянно дыша, так и не услышанная.

К вечеру она вернулась к дому и стала ждать хозяев. На следующий день приехал большой грузовик с какими-то людьми, они погрузили вещи, несколько раз шикая на неё, чтобы не путалась под ногами, и уехали. И с тех пор тишина. Мучительная, долгая тишина несколько недель. И вот вчера. Глупо, конечно. Лаять у ворот не стала. Решила ждать, пока кто-нибудь не выйдет или не зайдёт, уж она на этот раз свой шанс не упустит.

***

Вообще-то она везучая. Ее из приюта взяли трёхлетней. И это когда вокруг полно хорошеньких щенков. Взрослые собаки никому не нужны, все знают, что их редко берут. Как она попала в приют, не помнила точно. Из воспоминаний остались тёплый мамин живот и дружное сопение рядом братьев и сестёр. А потом как будто стёрли все. Когда ее привезли и разместили в клетке, очень болела голова, и она долго спала. Помнит, что была очень слабой, ее часто тошнило и здоровый дядька, который ей что-то колол под лопатку, все время цокал языком. Она с тех пор очень не любила этот звук, он у неё вызывал ожидание боли от укола.

Потом она долго привыкала к приютской еде, к соседям, всегда было очень шумно, хотелось тишины.

Зато она хорошо помнит тот день, когда за ней приехал нынешний хозяин. Он прошёл в вольер, подошёл именно к ней, заглянул внимательно в глаза, потрепал по голове и сказал куда-то в сторону: «Годится», и уже ей: «Поехали домой!»

Домой! Домой из приюта!

Она много раз слышала это «домой», приезжали за маленькими, и за добренькими, как будто лабрадоры лучше овчарок обходятся с детьми. Но, забирали в это волшебное «домой» только их. Так было долго. Однажды привезли обратно уже известную всем питомцам собаку, как раз лабрадора, у кого-то из членов семьи обнаружилась аллергия, собаку вернули из «рая» снова в «ад». Она затосковала и через некоторое время умерла от какой-то болезни. Стало страшно. И вот тут приехали за ней, за Альмой!

Имя дурацкое, как сказали дома, но менять не стали. Для трехлетки смена имени плохая идея. И так не понятно, что из всей этой затеи выйдет.

А затея была вот какая. Для трёхлетнего же Юрки, который постоянно болел, врачи посоветовали завести собаку. Малыш мечтал о домашнем питомце, умолял родителей, без устали смотрел кино и мультфильмы только про животных. Говорили что-то про психосоматику и терапию. Мама, уставшая от постоянных болезней и страха за ребёнка, поверила в успех этой идеи, как верят люди отчаявшиеся, готовые уверовать в любые мифы. Муж скептически отнёсся к такому решению, поэтому и предложил беспроигрышный вариант. Взять собаку из приюта, взрослую и обученную, чтобы не возиться. Если поможет это ребёнку укрепить здоровье - оставить, а нет, так и вернуть обратно, что договором предусматривалось. Получается, никаких рисков.
Довольно быстро нашёлся вариант. Овчарка - пограничник, обученная, списанная в приют после контузии, участвовала в сложной операции, спасла несколько человек, герой одним словом.

В общем взяли из приюта трехлетку к трехлетке.
Юрка был счастлив, полюбил Альму всем сердцем, все делал только, если собаченька (так он ее нежно звал) была рядом с ним. А она и была рядом. Все время.
За оставшиеся перед школой четыре года Юра не болел больше ни разу.
Летом перед походом в первый класс встал вопрос о переезде в Москву. Жизнь в городской квартире никак не предусматривала наличие большой собаки. Места мало, да и гулять толком негде. Долго решали как быть. Придумали вот что. Юре ничего не говорить. Инсценировать пропажу собаки, мол на прогулке сбежала и с концами. А потом школа, новые впечатления, он все и забудет быстро.
Подмешали Альме в кашу специальной травы, чтобы временно притупить нюх. Запланированный сценарий сработал безупречно.
Правда она успела догнать машину перед самым поворотом на трассу, пришлось сделать музыку погромче, уж слишком громко лаяла, Юрка мог услышать, но в конце все обошлось.

Первого сентября он в школу не пошёл, заболел за несколько дней. Провалялся с бронхитом три недели, вышел на пару дней и снова слёг. В общем всю первую четверть провёл дома. Про Альму не вспоминал, просто замкнулся, потерял аппетит, целыми днями сидел у окна, словно ждал, что его собаченька сама придёт и найдёт его.
Как только наступили каникулы, было решено ехать на дачу в любую погоду, там все таки свежий воздух, для легких полезно.

Вечером приехали уже поздно, погулять не удалось. Ранним утром под предлогом уборки листьев, Юра придумал выйти к лесу, где их обычно жгли, и поискать Альму, которая потерялась со слов папы где-то там.

***

Наконец открылась калитка,
Юрка пятился задом, вывозя тяжеленную, почти с него ростом, тележку, заваленную мокрыми опавшими листьями. Сначала он пробовал везти ее перед собой, но по вымощенной диким камнем дорожке было не удобно толкать ее вперёд, она постоянно упиралась передним колесом в выбоины и нервности кладки и вставала как вкопанная. Парень в какой-то момент сообразил, что проще тянуть за собой, но для этого приходилось двигаться спиной, было не удобно, но другого варианта не было. За калиткой на улице начинался асфальт, и там уже можно было везти обычным способом.

Листья жгли на специальном месте у помойки за территорией дачного участка, куда он и перемещал тележку. Толкнув спиной калитку, Юра начал вытаскивать за собой неудобную садовую технику.

Из-за поворота, оглашая округу громкой музыкой, выскочила машина, здесь часто гоняли малолетки, бравшие машины у богатых родителей.

У ожидавшей собаки была всего пара секунд. В один прыжок Альма рванула к пятящемуся спиной, ничего не подозревающему ребёнку, резко и больно толкнула Юрку обратно к калитке, почти одновременно с этим получив удар машиной в бок, хрустнули рёбра, собака отлетела чуть в сторону от уже ревущего у сточной канавы мальчика.

На шум выбежал отец. Он сразу понял, что произошло по представшей перед ним картине и торопливо удаляющейся в конец улицы виноватой бэхе.
Он даже заколебался на мгновение, что правильнее, ещё успеть сфотографировать номера, или, «все равно ничего не докажешь», бежать к сыну.

Юрка был цел, только напуган, он почти не понял, что произошло, тёр ушибленную коленку и нежно гладил словно с неба свалившуюся любимую собаку.
Альма тяжело и часто дышала, но была отчаянно рада и сквозь хриплое своё дыхание счастливо улыбалась.

Мальчик сел прямо на мокрую траву, положил собачью голову к себе на колени, трепал ее за ухом как раньше и шептал ласковые слова. Мечта Альмы сбылась. Юрка снова рядом, он снова у неё есть!

-Собаченька моя, - шептал ревущий счастливый Юрка, - ты ведь теперь нашлась, ты же больше не убежишь?!?

Снова принялся дождь. Отец, переминаясь с ноги на ногу, смотрел на сына с овчаркой и не мог себя заставить торопить его домой.

На ватных ногах пришла мама с зонтами. Всё, ровно всё, что произошло, она видела со второго этажа, просто по привычке наблюдая за сыном. Когда он был маленьким, она приучала его к самостоятельности. Он шёл гулять сам, как будто бы совсем один, а она приглядывала из окна. Юра отлично знал и про опасный поворот, и про бешеные машины, и про осторожность «сначала налево смотрим, потом направо»...
Если бы не большая и неудобная тачка, он бы ни за что так не ошибся...
Слишком увлёкся важным делом.

Мама дрожала, всё обошлось, но ужас и страх ещё не отступили. Адреналин стучал в висках.
- Что будем делать? - прижимаясь к мужу, спросила она.
- Домой брать, в Москву, если выживет. Она нам парня спасла.

Альма, словно поняв, что справедливость все-таки на свете есть, что собачий Бог услышал ее мольбы, и что жизнь ее теперь станет прежней, счастливой, звонко скульнула, засучила лапами, посмотрела с любовью и благодарностью на Юрку, дернулась и замерла.
Tags: душевное, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments