takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Categories:

Фанат СССР о потрясающей неэффективности советской экономики

Читая воспоминания лауреата Нобелевской премии, французского коммуниста, любимца советских властей и фаната СССРа о своей поездке в СССР в 1936 году, нашёл много интересных фактов про экономику страны.

Сведения, напечатанные в "Правде" от 12 ноября 1936 года: "Во втором квартале из общего количества автомобильных запасных частей, выпущенных Ярославским заводом (а именно этой цифрой победоносно потрясает официальная статистика. - А. Ж.), 4000 штук оказались бракованными, в третьем квартале - 27 200 штук".
В номере от 14 декабря в заметке о выпуске стали "Правда" пишет: "В течение февраля-марта было изъято 4,6 процента бракованного металла, в сентябре-октябре - 16,2 процента".

С апреля по август Ижевский завод допустил брак на 416 000 рублей, а за ноябрь потери составляют уже 176 000 рублей.

Несчастные случаи на автомобильном транспорте обусловлены как переутомлением шоферов, так и плохим техническим состоянием автомобилей: из 9992 автомобилей, проверенных в 1936 году, 1958 признаны неисправными. В одном из гаражей 23 машины из 24 признаны негодными для эксплуатации, в другом - 44 из 52 ("Правда", 1936, 8 августа).

В первом квартале 1936 года объем выпускаемой продукции составлял 49,8 процента от предусмотренного планом. Во втором квартале - 32,8 и в третьем - только 26. С одной стороны, падает кривая выпуска продукции, с другой - увеличивается выпуск некачественной продукции.

Из двух миллионов школьных тетрадей, выпущенных заводом "Герой труда", 99 процентов бракованных, их нельзя использовать ("Известия", 1936, 4 ноября). В Ростове были вынуждены выбросить 8 миллионов тетрадей ("Правда", 1936, 12 декабря).

То же самое с хирургическим инструментом. Известный в СССР хирург профессор Бурденко особенно жалуется на низкое качество инструмента для тонких операций. Сшивные иглы, например, во время операции гнутся или ломаются ("Правда", 15 ноября 1936 г.) и т.д.

В "Известиях" от 15 января 1937 года читаем: "После вступления в силу Указа о запрещении абортов количество новорожденных в Москве достигло 10 тысяч в месяц, то есть увеличилось на 65 процентов сравнительно с предшествующим периодом". В то же время количество коек в родильных домах увеличилось только на 13 процентов.

Многие недавно сданные дома для рабочих построены наспех или, точнее сказать, так небрежно, из таких плохих материалов, что скоро их надо будет ремонтировать.

Вопрос о жилье - один из тех, которые более всего интересуют Уолтера Ситрайна. Вот что он говорит, посетив в окрестностях Баку (несмотря на усилия официальных сопровождающих помешать этому) жилища рабочих-нефтяников: "Здесь, пожалуй, самые неблагоустроенные, самые непригодные жилища из всех, какие я видел в этой стране. Выглядит все это ужасно". И напрасно гид пытался его убедить, что это - "наследие прошлого". Ситрайн вынужден был возразить ему: "Нынче не миллионеры эксплуатируют нефтяные скважины. Спустя восемнадцать лет после революции вы допускаете, чтобы ваши рабочие жили в таких убогих условиях. Страшно подумать, что сотни тысяч рабочих прозябают в подобных лачугах на протяжении восемнадцати лет".
Ивон в своей брошюре "Во что превратилась русская революция" приводит другие примеры ужасающей нищеты и добавляет: "Причина жилищного кризиса заключается в том, что революция гораздо больше заботилась о том, чтобы "перегнать капитализм" в строительстве гигантских заводов и организовать людей для выпуска продукции, нежели о их благосостоянии. Со стороны это может казаться грандиозным, вблизи же все это производит жалкое впечатление".

В 1927 году Луначарский говорил о "катастрофе": в СССР менее 50 тысяч начальных школ, в то время как до революции на значительно меньшее количество жителей их приходилось 62 тысячи.
Луначарский (в 1924 г.) пишет, что зарплата сельским учителям выплачивается с опозданием на полгода, а иногда не выплачивается вовсе. Зарплата эта составляет иногда меньше 10 рублей в месяц (!). Как говорит Крупская, вдова Ленина: "Хлеб подорожал, и на 10-12 рублей месячного жалованья учитель может купить хлеба меньше, чем раньше он мог купить на 4 рубля (зарплата учителя до ноября 1923 года)".

Что касается советского пролетария, то он начинает утрачивать иллюзию, будто работает на самого себя, и утверждает собственное свое достоинство. Разумеется, там нет больше эксплуатирующих его труд капиталистических акционеров. И тем не менее его эксплуатируют, и таким ловким, изощренным, скрытым способом, что он не знает, за кого браться. Это за счет его низкой заработной платы непомерно раздута зарплата других. Он не пользуется плодами своего труда, своего прибавочного труда, этим пользуются привилегированные, те, кто "на хорошем счету", сытые, приспособленцы. От его нищенской зарплаты урывают, чтобы платить зарплату в десять и более тысяч рублей привилегированным. Для большей точности привожу выразительную таблицу, составленную М. Ивоном (M. Yvon. "C'est qu'est devenue la Revolution russe"):
Рабочий 125-200 руб.
Мелкий служащий 130-180 руб.
Домработница 50-60 руб., плюс питание и жилье
Служащие и техники 300-800 руб.
Ответственные работники и специалисты, функционеры, ученые, артисты, писатели 1500-10000 руб. и более. Говорят, бывает даже зарплата в 20-30 тыс.руб.

Сравнительная таблица пенсионного обеспечения не менее выразительна. Пенсия рабочего - от 25 до 80 руб. в месяц и никаких льгот. Пенсия вдовы функционера или специалиста высокого ранга - от 250 до 1000 руб. в месяц, плюс дача или квартира пожизненно, стипендия для детей, а иногда даже для внуков. Далее следуют вычеты из зарплаты (зарплата ниже 150 руб. в месяц частично освобождается от налога) - от 15 до 21 процента.

В 1936 году на месячную зарплату можно было купить 225 килограммов хлеба. В 1914 году на 30 рублей, которые зарабатывал средний рабочий в месяц, можно было купить 600 килограммов этого же хлеба.

Из официальной статистики видно, что в целом зарплата рабочих тяжелой промышленности с 1923 по 1925 год возросла на 52 процента. Но за то же время жалованье функционеров возросло на 94,8 процента, работников торговли - на 103,3 процента.

В автомобиле на пути в Батум мМои спутники восхищаются недавно посаженными по обеим сторонам дороги деревьями, через несколько лет они должны давать тень. Зачем обращать их внимание на то, что среди этих деревьев нет ни одного живого. Несомненно, они посажены не вовремя, то есть не в тот сезон, когда они могли бы прижиться. Скорее всего, не осмелившись возразить, люди исполнили спущенный сверху приказ. Природа тоже должна подчиняться - идет ли речь о дереве или о человеке.

- Откуда вы взяли, что крупные руководители пользуются значительными привилегиями? - спрашивает у меня X., только что вернувшийся оттуда и не скрывающий своего восхищения. - Я часто встречался с У., он очень простой и доброжелательный человек. Я был у него дома и не заметил ни роскоши, ни излишеств. И его жена, с которой он меня познакомил, такая же простая, как он сам.
- Какая жена?
- Что значит "какая"? Жена, и всё.
- Ну да, законная. Вы не знаете, что у него их три. И две другие квартиры, а кроме того, еще дачи. И три автомобиля, причем вы видели самый скромный - для семейных выездов.
- Неужели это возможно?
- Не только возможно - это так и есть.
- И как на это смотрит партия? Сталин...
- Не будьте слишком наивным. Сталин боится только тех, кто честен и неподкупен.

Кто может быть врачом в СССР? Рабочие, посещающие вечерние занятия в институте, или студенты, которым платят по 110 рублей в месяц. Они живут по 10 - 15 человек в комнате.
Им платят больше или меньше в зависимости от результатов экзаменов. После института их посылают в деревню на должность фельдшера или санитара. В настоящее время в стране сто тысяч врачей, а нужно, кажется, четыреста тысяч. Еще два года назад врачу платили 110 рублей в месяц, сумма до такой степени незначительная, что многие переквалифицировались в рабочих, которым платят больше.
Набор был затруднен, преобладали женщины. Обнаружив, что не производящий материальных ценностей врач все же необходим государству, подняли ему зарплату до 400 рублей. Затем улучшили подготовку, которая была на уровне фельдшеров. Всем врачам выпуска 1930 - 1933 годов не хватает знаний, они были вынуждены на полгода вернуться на факультет для повышения квалификации.
Продолжительность рабочего дня можно было бы считать приемлемой, но это, так сказать, в теории, очень мало кто работает по шесть часов. На зарплату в 400 рублей прожить нельзя, поэтому врач, как правило, вынужден искать совместительства, чтобы добрать до 800 или 1200 рублей в месяц, - надо отдавать себе отчет в том, что такое покупательная способность рубля: обычный костюм стоит 800 рублей, хорошие туфли - от 200 до 300 рублей, килограмм хлеба - 1 рубль 90 копеек; метр драпа - 100 рублей. Кроме того, до 1936 года нужно было в обязательном порядке отдать государству в виде займа месячную зарплату. Единственная комната, в которой врач живет с семьей и которая служит одновременно и гостиной, и спальней, и библиотекой, и кухней и т. д., стоит 50 рублей в месяц. Хорошо еще, если нет детей.

Предыдущий подбор его воспоминаний о реальной жизни в сссре: https://takoe-nebo.livejournal.com/874330.html
Tags: цитата, эСэСэСэР, экономика ссср
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments