takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Category:

Как коммунисты удержали власть

Многие любители истории и географии задумывались над тем, каким образом небольшие европейские страны, такие как Португалия, Испания, Великобритания, Голландия, ухитрялись захватывать и контролировать огромные пространства и большие страны в Азии, Африке, Америке. Почти всегда рецепт был один: жесточайший террор местного населения, террор такой, чтобы уничтожить самых сильных, смелых и выдающихся представителей нации, а остальных сломать до такой степени, чтобы главных их чувством был страх.

Точно так же действовали и коммунисты в захваченной ими России. Ниже отрывки из воспоминаний свидетелей кошмара, происходившего в стране при коммунистической оккупации.

Г.М.Юдович, представительница победившего еврейства, в 1921 году оказавшаяся по ту сторону решетки.
Вологда. «Подошла я к двери предназначенной мне общей женской камеры и ахнула. Нет слов, чтобы передать этот невероятный ужас: в почти полной темноте, среди отвратительной клейкой грязи копошились 35–40 каких-то полуживых существ. Даже стены камеры были загажены калом и другой грязью…
Днем — новый ужас: питание. Кормят исключительно полусгнившей таранью. Крупы не выдают — берут себе. Благодаря тому, что Вологодская тюрьма является “центральной” и через нее безпрерывной волной идут пересылаемые во все концы, — толчея происходит невероятная, и кухней никто толком не занимается. Посуда не моется. Готовится все пополам с грязью. В котлах, где варится жидкая грязная бурда, именуемая “супом”, черви кишат в ужасающем количестве…» [106] (с. 164).
Вятка. «Я потребовала, было, умыться; но мне предложили, прежде всего, зайти в камеру, “а там видно будет”… В большой женской камере 40 человек… “…Ни матрацев, ни подушек, ничего. На койках и просто на полу лежат оборванные, — некоторые почти голые, — полутрупы… Пол цементный. Почти никогда не моется…
Не припомню другой такой кошмарной ночи, как проведенная в Вятской тюрьме. Насекомых мириады. Заключенные женщины мечутся, стонут, просят пить… У большинства высокая температура.
К утру 17 человек оказываются заболевшими тифом. Подымаем вопрос о переводе их в больницу — ничего не можем добиться… В 8 час. вечера принесли «суп». Ничего подобного я еще не видела: суп сварен из грязных лошадиных голов: в темной вонючей жидкости плавают куски лошадиной кожи, волосы, какая-то слизь, тряпки… Картошка в супе не чищенная. Люди с звериной жадностью набрасываются на это ужасное хлебово, глотают наперебой, дерутся из-за картофельной шелухи… Через несколько минут многих рвет.
Так заканчивается день, и снова наступает кошмарная ночь…”» [106] (с. 164–165).

О страшном лагере смерти, устроенном большевиками на Соловках. «...Главное ее отличие от дореволюционной каторги состоит в том, что вся администрация, надзор, конвойная команда и т.д. — все начальство от высшего до низшего (кроме начальника Управления) состоит из уголовных, отбывающих наказание в этом лагере. Все это, конечно, самые отборные элементы: главным образом чекисты, приговоренные за воровство, вымогательство, истязания и прочие проступки. Там, вдали от всякого общественного и юридического контроля, в полную власть этих испытанных работников отдано безправное и безгласное население “красной” каторги… Эти ходят босые, раздетые и голодные, работают минимум 14 часов в сутки и за всякие провинности наказываются по усмотрению изобретательного начальства: палками, хлыстами, простыми карцерами и “каменными мешками”, голодом, выставлением в голом виде на комаров…» [106] (с. 171).
«Положение женщин — поистине отчаянное. Они еще более безправны, чем мужчины, и почти все, независимо от своего происхождения, воспитания, привычек, вынуждены быстро опускаться. Они — целиком во власти администрации, которая взымает дань “натурой”… Женщины отдаются за пайки хлеба. В связи с этим страшное распространение венерических болезней…
Одним словом — самый настоящий рабовладельческий лагерь с полным безправием заключенных, с самыми ужасными картинами быта, с голодом, с побоями, истязаниями, надругательствами…» [106] (с. 173).

Ещё свидетельство: «Я думаю, что человеку, недостаточно знакомому с условиями политического быта России наших дней, трудно даже себе вообразить большевицкую тюрьму с заключенными младенцами 3 лет до старцев 97 лет…
Тюрьма в теперешней России действительно один сплошной ужас… Сколько родителей и до сих пор не знают: погибли ли их дети или нет. И живут надеждой открыть дорогое существо в каком-нибудь заброшенном концентрационном лагере севера. Родственники лишены даже последнего утешения — похоронить труп любимого человека» [106] (с. 167).

Но для чего большевикам необходимо было до такой степени унизить человека? Почему так требовалось растоптать его как личность, смешав с грязью?
Этот метод уничтожения в человеке личности, судя по всему, лежит в основе их программы низведения своих жертв на животный уровень. Это идет в унисон с пестуемой ими теорией Дарвина, приравнивающей эту личность к животному. То есть в среде завоеванного кагалом общества внедряется в жизнь теория, по которой человек считается обыкновенной скотиной, только лишь вместо мычания еще и умеющей немного говорить.

Именно для подобных целей всегда и служили никому не понятные овощные базы и субботники, походы на уборку картошки и расчистка от снега путей. Ведь здесь, казалось бы, нет ничего проще: найми для этого вида неквалифицированной трудовой деятельности людей и заплати им за тяжелый физический труд хорошие деньги. Тогда эта работа будет сработана быстро и качественно, мало того, — даже в удовольствие. Но для чего требуется загонять сюда исключительно таких людей, которые к таким видам работ не готовы, которые не имеют для нее необходимого навыка, а иногда и элементарной спецодежды, да и вообще не любят подобного вида трудовой деятельности?

В этом экспериментальном строе требуется приравнять человека к безропотному скоту. То есть приставить к нему рога и потребовать вместо человеческих слов произносить козлогласование: бе-е-е. И это касается вообще всех членов строящегося общества без исключения. А потому, периодически, без каких-либо видимых причин кидали в лагеря практически любого его члена и превращали в лагерную пыль: эти издевательства были запрограммированы и должны были постигнуть рано или поздно вообще всех.

Отсюда: https://proza.ru/2017/10/25/432

Tags: красный террор, преступления коммунистов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments