takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Category:

Геноцид крестьян в СССР. Часть 2

«Если враг не сдается — его уничтожают» — формула, выведенная М.Горьким в ходе коллективизации

«Кадры, прошедшие через ситуацию 1932-1933 годов и выдержавшие ее , закалились как сталь. Я думаю, что с ними можно построить Государство, которого история еще не знала.» Из письма Орджоникидзе Кирову в январе 1934 года.

"Коллективизацию мы неплохо провели. Я считаю успех коллективизации значительней победы в великой отечественной войне." Второй человек в Партии В.Молотов


В первой части https://takoe-nebo.livejournal.com/876011.html мы рассмотрели системное уничтожение крестьян с момента захвата коммунистами России в 1917 году и до второй половины 1920-х. Но эта политика продолжилась и дальше.

Сталин во главе геноцида

Пока шла борьба за власть с Троцким, Сталин критиковал его тезисы о "сверхиндустриализации" и "форсированной перекачке средств из деревни в город" и даже получил от главного оппонента прозвище "крестьянский король". На XIV съезде партии в декабре 1925 года он назвал ошибочным лозунг "Бей кулака!" и высказался против "возврата комбедовской политики", которая, по словам Сталина, вела "к провозглашению гражданской борьбы в нашей стране" и "к срыву всей нашей строительной работы".

Но в 1927 году Сталин, единственным способом управления которого была диктатура, решил устроить насильственную коллективизацию. Курс на коллективизацию был принят в декабре 1927 г. на XV съезде.
Во время этого процесса практически любой крестьянин, который отказывался вступать в колхоз, объявлялся «кулаком». И тут под «раскулачивание» попадали все, вне зависимости от уровня благосостояния. В первой части статьи это подробно разобрано.

Уже 14 января 1928 года везде рассылается партийная директива, в которой говорится следующее: «частник и кулак использовали благодушие и медлительность наших организаций, прорвали фронт на хлебном рынке, подняли цены...».
В директиве также говорилось об арестах "дезорганизаторов рынка и политики цен", а также о срочности и упрощенности расправы с этими самыми дезорганизаторами. В это время начинается замена лиц на тех или иных должностях за "мягкотелость", "примиренчество" и "сращивание кулаков". На местах стала нагнетаться обстановка нервозности и грядущего произвола.

15 февраля "Правда" вдруг опубликовала большую подборку материалов о "тяжелой ситуации на селе", "повсеместном засилье богатого крестьянства" и зловредных "кулацких элементах", которые якобы пробираются на должности секретарей партячеек и не пускают в партию бедноту и батраков. С этого момента пропагандистская кампания пошла по нарастающей. Газеты изо дня в день публиковали письма "возмущенных трудящихся": "Кулаки - эти яростные враги социализма - сейчас озверели. Надо их уничтожать, выносите постановление об их выселении, отбирайте у них имущество, инвентарь".

В 1928 году Сталин на пленуме ЦК выдвинул тезис об обострении классовой борьбы: "По мере нашего продвижения вперёд, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться".

В январе 1928 года, в самый разгар «хлебной войны», члены Политбюро разъехались по стране, руководить хлебозаготовками. 15 января Сталин отправился в Сибирь. Вот что он говорил в выступлениях перед партийными и советскими работниками: «Вы говорите, что план хлебозаготовок напряженный, что он невыполним. Почему невыполним, откуда вы это взяли? …Если кулаки ведут разнузданную спекуляцию на хлебных ценах, почему вы не привлекаете их за спекуляцию? Разве вы не знаете, что существует закон против спекуляции — 107 статья Уголовного Кодекса РСФСР, в силу которой виновные в спекуляции привлекаются к судебной ответственности, а товар конфискуется в пользу государства? Почему вы не применяете этот закон против спекулянтов по хлебу? Неужели вы боитесь нарушить спокойствие господ кулаков?!..
Вы говорите, что ваши прокурорские и судебные власти не готовы к этому делу… Я видел несколько десятков представителей вашей прокурорской и судебной власти. Почти все они живут у кулаков, состоят у кулаков в нахлебниках и, конечно, стараются жить в мире с кулаками. На мой вопрос они ответили, что у кулаков на квартире чище и кормят лучше. Понятно, что от таких представителей прокурорской и судебной власти нельзя ждать чего-либо путного и полезного для Советского государства…
«Предлагаю:
а) потребовать от кулаков немедленной сдачи всех излишков хлеба по государственным ценам;
б) в случае отказа кулаков подчиниться закону — привлечь их к судебной ответственности по 107 статье Уголовного Кодекса РСФСР и конфисковать у них хлебные излишки в пользу государства».

Тогда же, в январе, Сибирский крайком постановил: дела по ст. 107 расследовать в чрезвычайном порядке, выездными сессиями народных судов в 24 часа, приговоры выносить в течение трех суток без участия защиты. На том же заседании было принято решение о выпуске циркуляра краевого суда, краевого прокурора и полпреда ОГПУ, который, в частности, запрещал судьям выносить оправдательные или условные приговоры по 107-й статье.

Давайте посмотрим, кто же был "кулаками" в Сибири? В 1916г. в Томской губернии без коров и лошадей было всего 9,2% хозяйств. 59,7% хозяйств имели 3 и более лошадей; 43,1% хозяйств имели 3 и более коров. Алтай: безлошадных хозяйств 6,5%, безкоровных 6,8%; зато 34,1% хозяйств имели 4 и больше лошади; 33,4% имели 3 и больше коровы. Выходит, в Сибири «кулаками» были больше половины крестьян!
Ленин в работе «Развитие капитализма в России» на основе анализа земской статистики по Европейской части России приводит следующие данные: безлошадные крестьянские хозяйства: 27,3%, с 1-й лошадью: 28,6%, с 2-мя лошадьми: 22,1%, с 3-мя и более лошадьми: 22%". А вот данные по наличию коров в хозяйствах нескольких центральных губерний: без коров – 20,5%, с 1 коровой - 31,7%, с 2 коровами – 28,4%, с 3 и более коровами – 19,4%.
Таким образом, большевики, натравив бедноту на остальное крестьянство, сделали ставку именно на меньшинство населения деревни.

Что получилось в результате прекрасно демонстрирует доклад секретаря ВЦИК Киселева на заседании фракции Президиума ВЦИК от 26 марта 1928 г.: «Применялись такие меры принуждения и административного нажима, что они нам совершенно испортили настроение крестьянства... .Антисоветские настроения в деревнях за последнее время усилились в связи с тем, что забирали у крестьянства хлеб. ... На Северном Кавказе были организованы чрезвычайные тройки для усиления хлебозаготовок... Так как этим тройкам было предоставлено право ареста, то арестовывали крестьян за невыполнение их приказаний... Имелись такие примеры, когда заставляли вывозить и остаток, имеющийся на прокормление семьи и посев».

Но конечно страдания и настроения простых крестьян никак не повлияли на коммунистические власти.

28 мая 1928 года на встрече со слушателями Института красной профессуры Сталин впервые публично заявил, что есть верный и надежный способ изъятия хлеба у крестьян: "это переход от индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному, общественному хозяйству", а на июльском пленуме ЦК впервые сформулировал знаменитый тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

"Кто не идет в колхоз, тот враг советской власти" - таков был новый лозунг коллективизации.

Постановление СНК СССР о «лжекооперативах» от 29 декабря 1928 г. сообщает нам следующее:
«Лжекооперативными признаются как входящие, так и не входящие в кооперативную систему кооперативы :
а) если в числе их учредителей или членов выборных органов участвуют лица, которым это воспрещено законом, или
б) если в них преобладающее влияние имеют капиталистические (кулацкие) элементы, использующие кооперативную форму в своих классовых целях, или
в) деятельность их уклоняется в сторону, противную интересам социалистического строительства».
Напомним, что индивидуальным крестьянам и крестьянским кооперативам к 1917 году принадлежали 90% пахотных земель в Европейской части и 100% в Азиатской части (Сибирь и пр.) Российской Империи.

Постановление "о нецелесообразности приема кулака в состав колхозов и необходимости систематической работы по очистке колхозов от кулацких элементов, пытающихся разлагать колхозы изнутри" принимается 18 июля 1929 г.

То есть ставка была именно на уничтожение наиболее преуспевающих крестьян как класса. В колхозах для них места не было.

Подобными решениями многие семейства ставились в безвыходное положение. Эти семьи были лишены будущего, ведь само по себе вступление "кулацкого элемента" в колхоз означало преступление, а те колхозы, в которых они присутствовали, объявлялись как лжекооперативы. Начались повальные обыски, аресты, конфискации, совершаемые "тройкой": первый секретарь райкома партии, председатель райисполкома, начальник местного ЧК.

В итоге действий властей многие крестьяне были осуждены за «спекуляцию» по той самой печально знаменитой статье 107, после чего их хозяйство либо резко сокращалось, либо и вовсе ликвидировалось.

В 1929 году Джугашвили выступил с "исторической" речью:
"Как быть с политикой раскулачивания, можно ли допустить раскулачивание в районах сплошной коллективизации?- спрашивают с разных сторон. Смешной вопрос! Раскулачивания нельзя было допускать, пока мы стояли на точке зрения ограничения эксплуататорских тенденций кулачества, пока мы не имели возможности перейти в решительное наступление против кулачества, пока у нас не было возможности заменить кулацкое производство производством колхозов и совхозов. Тогда политика недопустимости раскулачивания была необходима и правильна. А теперь? Теперь - другое дело. Теперь мы имеем возможность повести решительное наступление на кулачество, сломить его сопротивление, ликвидировать его, как класс, и заменить его производство производством колхозов и совхозов. ...Поэтому смешно и несерьезно распространяться теперь о раскулачивании. Снявши голову, по волосам не плачут. Не менее смешным кажется другой вопрос: можно ли пустить кулака в колхоз. Конечно, нельзя его пускать в колхоз. Нельзя, так как он является заклятым врагом колхозного движения".
И.В.Сталин "К вопросам аграрной политики в СССР", ПСС т.12 стр.167, 169

За зажиточных крестьян попыталась вступиться правая оппозиция. Николай Бухарин говорил о возможности "постепенного врастания кулака в социализм через кооперацию" и призывал "не ссориться с мужиком". Алексей Рыков заявлял, что "наступление на кулаков нужно проводить, разумеется, не методами так называемого раскулачивания".
На одном из пленумов ЦК сторонники умеренного подхода сумели провести резолюцию: "Обеспечить содействие дальнейшему подъему производительности индивидуального мелкого и среднего крестьянского хозяйства, которое значительное время будет еще базой зернового хозяйства в стране".
Однако в апреле 1929 года Бухарина и Рыкова вывели из Политбюро. Развернулось "всенародное осуждение" - собрания должны были проводить даже воспитательницы детских садов и кладбищенские могильщики.

21 мая 1929 года было опубликовано правительственное постановление «О признаках кулацких хозяйств», на основе которого предписывалось решать судьбы крестьянских семей.
К кулацким (а значит подлежащим разграблению и выселению) велено было относить хозяйства, если в них систематически применяется наемный труд (за исключением особо оговоренных случаев) или если в них – цитирую: «имеется мельница, маслобойня, крупорушка, просорушка, волночесалка, шерстобитка, картофельная, плодовая или овощная сушилка или другое промышленное предприятие при условии применения механического двигателя, а также если в хозяйстве имеется водяная или ветряная мельница с двумя и более поставами; если хозяйство систематически сдает внаем сложные сельскохозяйственные машины с механическими двигателями или отдельные оборудованные помещения под жилье или предприятие; если члены хозяйства занимаются торговлей, ростовщичеством, коммерческим посредничеством или имеют другие нетрудовые доходы (в том числе служители культа)».
При этом необходимо учитывать, что за 23 года правления Императора Николая Второго насыщенность села сельхозтехникой выросла многократно.

Но на местах по своему всё определяли или придумывали по-своему. Яркий пример - как раскулачивали огородников, проживавших у города Ростов Великий. Там традиционно крестьяне огодничеством занимались, в том числе и ранними овощами. И признаком кулака служили примитивные теплицы-грядки, накрытые застеклёнными рамами.

3 октября 1929 года Политбюро выпустило секретную директиву о "применении против кулаков решительных мер вплоть до расстрела".

7 ноября в опубликованной в "Правде" программной статье "Год великого перелома" Сталин выдвинул задачу проведения сплошной коллективизации: "Превращается в прах последняя надежда капиталистов всех стран – "священный принцип частной собственности".

13 ноября вышло совместное постановление Совнаркома и ЦИК СССР № 40 от "О недопущении кулаков и лишенцев в кооперацию", запретившее "всяческую кооперацию, включая членство в колхозах, для лиц, имеющих статус кулака". Исключение делалось только для семей, где имеются "преданные советской власти красные партизаны, красноармейцы и краснофлотцы, сельские учителя и агрономы, при условии, если они поручатся за членов своей семьи".

Таким образом, от предстоящих репрессий не мог спасти даже добровольный отказ от имущества и согласие вступить в колхоз. Людей обрекли на репрессии не за то, что они совершили, а за то, что гипотетически могли бы совершить.

В декабре 1929 г. план коллективизации уже предусматривал вовлечение в колхозы 34% хозяйств к весне 1930 г. Были намечены 300 районов сплошной коллективизации с посевной площадью 12 млн. га. Нормы ноябрьского пленума 1929 г. перекрывались вдвое. Но и эти темпы коллективизации были увеличены. Основную массу крестьян предполагалось загнать в колхозы уже за первую пятилетку.

5 января 1930 года вышло постановление ЦК ВКП(б) "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству", предписывавшее завершить коллективизацию в основных зерновых районах к осени 1932 года.
5 января 1930 г. было принято постановление ЦК «О темпе коллективизации и мерах помощи колхозному строительству», которое ставило задачу: «коллективизация… зерновых районов может быть в основном закончена осенью 1931 г. или, во всяком случае, весной 1932 г.» Низовое партийно-государственное руководство бросилось выполнять новые директивы. А сверху подстегивали.

15 января была создана комиссия Политбюро по проведению коллективизации во главе с Молотовым. Сталин предпочел формальной ответственности на себя не брать.
В комиссию вошел 21 человек, в том числе бывший цареубийца Исай Голощекин. 19 из них вскоре сами были репрессированы. Уцелели только Молотов и Калинин.

30 января появился главный документ, ставший основанием для "раскулачивания" и определивший его параметры: Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" от 30 января 1930 г. (Исторический архив. 1994. номер 4, С. 147-152). 1 февраля этого же года ЦИК и СНК СССР утверждает данное постановление. Во исполнение данного постановления был издан Приказ ОГПУ "О мероприятиях по ликвидации кулачества как класса" от 2 февраля 1930, номер 44/21 г. Москва.
Бессудное заключение в лагеря, а также направление в ссылку семей "кулаков", грабёж всего добра, которое они нажили, а также расселение на специально отведенные малопригодные для жизни земли было узаконено официально.

Спустя два дня Совнарком и ЦИК официально запретили в деревне использование наемного труда и аренду земли.

2 февраля вышел приказ ОГПУ СССР № 44/21 о "немедленной ликвидации контрреволюционного кулацкого актива". Приказ ОГПУ указывал, что дела тех арестованных, кто причислен к первой категории, должны были рассматриваться в срочном порядке. «Семьи арестованных, заключаемых в концлагеря или приговоренных к ВМН, должны быть высланы в северные районы Союза. Имущество таких семей конфискуется».В приказе также говорилось о том, что численность выселяемых по регионам, сроки и место выселения зависят от того к какой категории принадлежал неугодный.

4 февраля 1930 г.ЦИК и СНК СССР принимают секретную инструкцию "О выселении и расселении кулацких хозяйств", согласно которой у кулаков изымались "средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия производственные и торговые, продовольственные, кормовые и семенные запасы, излишки домашнего имущества, а также и наличные деньги". В инструкции особым образом подчеркивалась необходимость выселения тех семей, в которых находились трудоспособные мужчины.

"Раскулачивание" означало конфискацию имущества и жилья, перемещение семей в отдаленные края, где они не могли оказывать "разлагающее влияние" на колхозников в родной деревне. То есть, люди фактически оказывались на пустом месте и должны были выживать, как умели.

Для осуществления репрессий создавались районные оперативные группы и сборные пункты. При ПП ОГПУ организовывались чекистские резервы. Усилилась перлюстрация. Более того, 100% писем, которые были направлены в Красную Армию или же заграницу, требовалось пересмотреть в обязательном порядке.

В первый день операции, 6 февраля 1930 года, были арестованы 15.985 человек.

10 февраля 1930 г. Сталин публично торопил «товарищей свердловцев» с коллективизацией, чтобы кулаки не успели «растранжирить» свое имущество. «Против «растранжиривания» кулацкого имущества есть только одно средство – усилить работу по коллективизации в районах без сплошной коллективизации». Даже расставаясь с самостоятельностью, крестьяне наносили создававшимся колхозам удары, «пуская по ветру» свою собственность.

Первоначально установленную квоту в 60 тысяч арестованных и 400 тысяч высланных многократно перекрыли.
Уже к 15 февраля арестовали 64.589 человек, а к 1 февраля 1931 года – 320.415 человек.
В резолюции на докладе о ходе арестов от 15 февраля 1930 года шеф ОГПУ Генрих Ягода потребовал от подчиненных временно оставить в покое "попов и купцов" и сосредоточиться исключительно на "кулаках".

Только за 1930—1931 годы и только по в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека.
Ввсего в 1930-1932гг. на поселение отправили 2 млн. 926 тыс. 884 человека, из них за 1930-1931 годы - 2 млн. 437 тыс. 062 человека.
Разница между количеством сосланных и прибывших на место ссылки составила 382 тыс. 012 человек. Первая же перерегистрация в январе 1932 года обнаружила "недостачу" ещё 486 тыс. 370 человек умерших и "пропавших без вести". Большинство числившихся пропавшими без вести погибли в тайге, болотах, степях.

В февраля 1930 года ОГПУ издали два циркуляра, в которых говорилось об аресте красноармейцев за какие-либо связи с кулацкими элементами или антисоветские выступления и агитации и об изъятии из городов тех кулаков, которые бежали из районов, в которых проводилось раскулачивание.

1 апреля 1930 года коллегия наркомата земледелия РСФСР приняла постановление «О местах поселения кулацких хозяйств, выселяемых из районов сплошной коллективизации». Им предписывалось создавать поселки, которые должны были располагаться вне пограничной полосы. По возможности далеко от железных дорог, шоссейных и водных путей. «При отводе сельскохозяйственных угодий для поселков с кулацкими хозяйствами, – говорилось в постановлении, – необходимо учесть, что земли должны быть худшего качества…» Указывалось также, что работоспособные члены семьи расселяемых кулаков «могут использоваться на лесозаготовках и сплаве, по лесоустройству и лесохимии, на дорожных работах и т.д.»

17 апреля 1930 года ЦИК СССР предлагает ОГПУ приравнивать дела кулаков к делам контрреволюционеров, шпионов, белогвардейцев, бандитов и прочих антисоветских элементов, руководствуясь постановлением 15 июля 1927 года.

"- На территории Белгородчины в 1930-е годы была проведена коллективизация. Что она из себя представляла?
- На каждый район спускался план по раскулачиванию. В каждом сельсовете составлялись списки семей на раскулачивание, после чего семьи в течение нескольких часов силой выбрасывали из домов, грузили на подводы и отправляли в районные центры. Там их пересчитывали и отправляли дальше на крупные железнодорожные станции, где грузили в товарные вагоны. Несколько таких эшелонов с белгородцами ушли на север или в Казахстан. Освободившиеся дома занимали под учреждения сельсоветов и колхозов, инвентарь передавали в колхозы, личные вещи между собой делили активисты.
Основная масса документов по раскулачиванию хранится в областном архиве МВД."

ПРИКАЗ
Коменданта станицы Полтавской, Славянского Района СКК
17-го декабря 1932 года № 1 Станица Полтавская
Президиум Северо-Кавказского Краевого Исполнительного Комитета Советов 17-го декабря 1932 г. ПОСТАНОВИЛ:
Вследствие того, что станица ПОЛТАВСКАЯ, занесенная на черную доску, несмотря на все принятые меры, продолжает злостно саботировать все хозяйственные мероприятия Советской Власти и явно идет на поводу у кулака, — и ВЫСЕЛИТЬ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ станицы ПОЛТАВСКОЙ (единоличников и колхозников) из пределов края, за исключением граждан, доказавших на деле свою преданность Советской власти в гражданской войне и борьбе с кулачеством, и переселенческих коммун.

Ссыльных везли зимой в товарных вагонах по 50 человек, женщин, детей, стариков. На узловых станциях составы неделями оставались без движения. Дети и слабые здоровьем люди умирали прямо в вагонах. До назначенных им мест люди добирались от железной дороги десятки, а то и сотни километров, иногда пешком. По прибытии выжившие размещались в бараках с трехъярусными нарами по несколько сотен человек, и это в лучшем случае.

В рапорте, поступившем из Архангельска, признавалось, что к сентябрю 1930 года вместо 1641 барака были построены только семь. Нередко жильем для ссыльных служили ямы, прикрытые ветками. Писатель Олег Волков описал участь "кулаков", высланных в Архангельск: "То были толпы не только грязных, завшивевших и изнуренных, но и люто голодных людей. Они не громили комендатуру, не топили в Двине глумливых сытых писарей и счетчиков, не буйствовали и не грабили. Покорно сидели на бревнах и камнях, не шевелясь часами. За ночь не всегда успевали убирать трупы".
В 1930 году в спецпоселок "Бушуйка" в Алданском районе прибыли 3306 человек, из них 1415 несовершеннолетних. В течение первых восьми месяцев 184 ребенка умерли.

Из докладной записки партийного работника Петра Яковлева Калинину: "Отправляли их в ужасные морозы - грудных детей, беременных женщин, которые ехали в телячьих вагонах друг на друге и тут же рожали своих детей… затем разместили в грязных холодных сараях, во вшах, голоде и холоде".

Наступление на крестьянство вызывало сопротивление, выливавшееся в волнения и восстания. Секретарь Центрально-черноземного обкома И. Варейкис сообщал: «В отдельных местах толпы выступающих достигали двух и более тысяч человек… Масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями».
По данным ГПУ, в 1930 году на селе произошло около 14 тысяч выступлений, в которых участвовали до 2,5 млн человек. Правда, пять шестых из них составили "антисоветские разговоры", но имели место и прямые восстания. Пик сопротивления пришелся на март, когда чекисты насчитали 6528 выступлений, из которых примерно 800 пришлось подавлять армией.

Волнения быстро и жестоко подавлялись. Но недовольство и саботаж работы в колхозах нарастали. На заседании Политбюро 28 февраля 1930 г. И.В. Сталину было поручено выступить со статьей, направленной против перегибов в ходе коллективизации. 2 марта статья Сталина «Головокружение от успехов» вышла в «Правде». В ней Сталин утверждал, что «коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным». Но теперь настало время «закрепить успехи». Крестьян нужно не загонять в колхозы силой, а убеждать в преимуществах колхозной жизни. Тех низовых работников, которые силой форсировали коллективизацию, Сталин обвинил в «антиленинских настроениях».

Эта статья и последовавшее за ним 14 марта постановление ЦК «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении» были использованы для укрепления авторитета верхов партии, разоблачивших «перегибы» на местах: «ЦК считает, что все эти искривления являются теперь основным тормозом дальнейшего роста колхозного движения и прямой помощью нашим классовым врагам». Крестьяне волной двинулись из колхозов, которые накануне письма Сталина охватывали 56% крестьян СССР. Летом в колхозах осталось 23,6% крестьян.

Через несколько месяцев все эти «искривления» были возобновлены. Да и в своей статье Сталин давал понять, что в деле коллективизации наметилась лишь передышка – он призывал «закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед».
2 сентября Сталин указал Молотову «сосредоточить все свое внимание на организации прилива в колхозы». «Стройкам пятилетки» нужен был хлеб – он шел в растущие города и на экспорт, в обмен на оборудование. 10 января 1931 г. было принято постановление ЦК о сплошной коллективизации на Северном Кавказе.

Сталинская группировка чередовала репрессии и уступки, чтобы снизить накал борьбы, перегруппировать силы и продолжить давление на крестьянство.

Мобилизованные крестьяне.
«На весеннем пленуме ЦК 1928 г. выяснилось, что выполнить программу лесозаготовок 1929 г. прежними средствами и методами невозможно. К этому моменту как раз началась коллективизация. Ответственный за нее комиссар по сельскому хозяйству указал на то, что коллективизация будет невозможной, если, как раньше, лесозаготовки в зимний сезон будут проводиться насильственно рекрутированными массами крестьян с их лошадьми, которые к моменту возвращения домой не только десятикратно сокращаются в числе, но и настолько измучены, что не в состоянии участвовать в весенних работах…
Согласно принятым методам и организации работ, уже в 1928 г. для лесозаготовок и транспортировки леса в течение четырех месяцев с 15 ноября по 15 марта требовалось в общей сложности около пяти миллионов человек и двух миллионов лошадей. Эти непредставимые массы людей принудительно отправлялись в местность без дорог, причем об их размещении и обеспечении не проявлялось ни малейшей заботы».

Рабский труд бесправных "кулаков" вовсю использовался на "стройках пятилетки" вместе с заключёнными ГУЛАГа. Протокол заседания специальной комиссии, образованной ЦК ВКП(б), во главе с зампредседателем СНК СССР Андреевым от 30 июля 1931 года: «Слушали: вопрос о дополнительных заявках на спецпереселенцев и распределении их. Постановили: ...обязать ВСНХ в 3-дневный срок представить ОГПУ свои окончательные заявки на спецпереселенцев; удовлетворить заявку Востокстали на 14 тысяч кулацких семей, обязав в 2-дневный срок заключить с ОГПУ соответствующие договора; заявки Цветметзолота — на 4,600 кулацких семей и Автостроя ВАТО — на 5 тысяч кулацких семей — удовлетворить; по углю удовлетворить заявки на спецпереселенцев: Востокугля — на 7 тысяч кулацких семей, по Кизеловскому и Челябинскому углю — на 2 тысячи кулацких семей, заявки по подмосковному углю на 4.500 кулацких семей принять условно; по торфу принять условно заявку на 31 тысячу кулацких семей. ...В соответствии с этими заявками предложить ОГПУ произвести необходимое перераспределение по районам и выселение кулаков...».

В 1931 г. ситуация усугубилась: «1931 год выдался не совсем благоприятным по погодным условиям. Хотя не такая сильная, как в 1921 году, но все же засуха поразила пять основных районов Северо-востока страны (Зауралье, Башкирию, Западную Сибирь, Поволжье, Казахстан). Это самым негативным образом сказалось на урожайности и валовых сборах зерновых хлебов. В 1931 году был получен пониженный урожай зерновых, по официальным данным, 690 млн. центнеров (в 1930 году – 772 млн. центнеров). Однако государственные заготовки хлеба не только не были сокращены, по сравнению с урожайным 1930 годом, но даже повышены. В частности, предусматривалось изъятие из деревни 227 млн. ц. по сравнению с 221,4 млн. ц. Например, для пораженных засухой Нижне-Волжского и Средне-Волжского краев план хлебозаготовок составил соответственно 145 млн. пудов и 125 млн. пудов (в 1930 году они равнялись 100,8 млн. пудов и 88,6 млн. пудов)».

На пленуме ЦК ВКП(б) 30-31 октября 1931 года секретари Средне-Волжского и Нижне-Волжского крайкомов взмолились сократить нормы хлебозаготовок, на что Сталин ответил иронически: «какими точными в последнее время стали секретари, данные об урожайности приводят». Нарком снабжения А. Микоян, подводя итоги дискуссии, заявил: «Вопрос не в нормах, сколько останется на еду и пр., главное в том, чтобы сказать колхозам: «в первую очередь выполни государственный план, а потом удовлетворяй свой план».

Эта людоедская политика Джугашвили и его банды привела к катастрофическому голодомору 1932-33 годов, стоившему жизни 7 млн. человек.

Часть 3: https://takoe-nebo.livejournal.com/884121.html

Tags: Своё, преступления коммунистов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments