takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Categories:

О коммунистической пропаганде



Феномен советской пропаганды появился еще до склеивания СССР и благополучно продолжает существовать в наши дни, пережив саму социалистическую систему и государство диктатуры пролетариата. В этом и состоит ее главная опасность. Наши современники тоскуют о том Советском Союзе, которого никогда не было, и принимают за чистую монету иллюзии, навеянные виртуальной реальностью, сформированной советской пропагандой.

Надо признать честно и без всяких экивоков, что пропаганда после 1917 года была весьма успешной. Она самовоспроизводила мифы нового формата, хотя и ориентировалась на архетипы, правда, изменяя их до неузнаваемости в массовом сознании. На пропагандистском поприще в СССР работали талантливые специалисты, которые знали, что делали. Имена этих людей необходимо знать: Емельян Ярославский, Михаил Ромм, Владимир Маяковский, Алексей Толстой, Михаил Покровский, Илья Эренбург, Михаил Кольцов, Сергей Эйзенштейн и др. В основном они вели эффективную обработку умов, используя тексты и визуальные образы. Кино, театр, изобразительное искусство, музыка, парады и шествия трудящихся – все это шло в ход.

Особое место в пропаганде занял язык. Точнее советский «новояз». Здесь не стоит говорить о реформе русской орфографии 1918 года, в нашем случае она не играет первую скрипку, хотя ликбезы пришлось вводить, во многом из-за нее.

Гениальным пропагандистским ходом (еще до победы Ленина и компании) стало образование слова «большевик». Не вполне понятно, появилось ли оно случайно и было потом мифологически истолковано, и использовано, или же его ввели намеренно. Возникновение термина «большевиков» связано со II съездом РСДРП, проходившем в Брюсселе и Лондоне. Есть подозрение, что над наименованием потрудились лица, скажем так, более опытные в информационной войне, чем российские социал-демократы, да и очень недурственно знакомые с русской филологией. Сам термин «большевик» уже говорит, пусть и невзначай, о множестве, массовости, росте численности. Оно созвучно слову «большак», хорошо известному русскому крестьянству, доминировавшему среди всех групп населения Российской Империи. После революции крестьяне часто и называли «большевиков» «большаками». «Большак» же имеет, по крайней мере, два значения, которые архетипичны:

Старший в семье, доме, общине.

Широкая наезженная дорога, тракт, который ведет к значимой точке на карте (крупному городу, столице или, на худой конец, к важному селу или популярной ярмарке).

Похоже, что уже в 1903 году некто озаботился и о языковой популярности «большевиков», хотя они отнюдь не главенствовали в российской социал-демократии. Перед нами факт искусственной подмены действительной реальности виртуальной. Весь постреволюционный «новояз» вырос из «большевика».

Слова сражаются на пропагандистском поле как солдаты, а убивают в действительности почти как бомбы. «Враг народа», «лишенец», «социальный паразит», «классово чуждый элемент» – сколько за этими словами скрывается смертей и разрушенных судеб?! Сосчитать сложно. Просто невозможно.

В Евангелии сказано, что «…от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36). Эта формула работает все века от эпохи первохристианских общин. Советская пропаганда, использовав ее, назначила ей, безусловно, иное наполнение.

Вообще, когда сталкиваешься с пропагандой, то от нее веет глубокой древностью, когда никаких «Окон Овертона» не знали, да и о социальных технологиях слыхом не слыхивали.

Советская власть не была «прогрессивным» скачком вперед на ленте истории. Она на самом деле стала разворотом назад (как и нацизм в Германии). Но народ попал не в какое-то там Средневековье, как то мнилось Н. А. Бердяеву, а провалился гораздо глубже, чуть ли не в эпоху Древнего Египта, с живым «богом» во главе страны, жесточайшим контролем за бытом, трудом и нравственностью.

Здесь весьма примечателен советский плакат, где любой «вождь» изображался крупнее, значительнее, величавее и активнее, чем масса. «Вождь», конечно, оказывался виртуальным и полностью не соответствующим реальному человеку: картавому Ильичу, плюгавому Сталину, ущербному Хрущеву или «красивому молдаванину» Брежневу.

Беда заключалось все-таки в большем. Виртуализировался обыкновенный человек и сам не заметил этого. Священник Владимир Зелинский в статье «Сталин как религия» верно отмечает: «Суть сталинщины – не обычный человеческий обман, но особый виртуальный мир, создающий собственную реальность, куда реальнее той, которую видим глазами и способны осмыслить. Она сама мыслит в нас и мыслит в ею же созданных категориях классовой борьбы и вездесущего заговора. Эта реальность родилась из мысли, из идеи, которая, по словам Маркса, овладевая массами, становится материальной силой. А потом происходит нечто, Марксом вовсе не предвиденное: сила облекается в партию, партия заменяет массы собой, порождает из себя вождя (со всем секретариатом), который сливается с партией и в свою очередь ее собой заменяет. С индивидами, составляющими партию, вождь может делать что хочет, но только в качестве жреца-служителя идеи, овладевшей массами. Система функционировала во всех идеологических странах, но в России именно Сталин сумел придать ей некую тотальность, всеохватность, железобетонность, культовость, магизм, энтузиазм, смещение всех ценностей, застилающее остатки здравого смысла. Ложь как другая действительность опутала, оклеила, растворила в себе всю страну, где, как в песне, так вольно дышит человек. И когда сосед доносил на соседа «за высказывания», чтобы получить его жилплощадь, а потом узнавал, что тот оказался еще и агентом ряда разведок, а также состоял в заговоре против сов.власти и лично тов. Сталина, то непритворно удивлялся: ну, надо же! А мы-то и не знали! Он и о себе многое узнает, когда придут за ним…»

«Сталинщина» – это вершина советского пропагандистского мифотворения. Поэтому то сейчас и плодятся неосталинисты, неохрущевисты, необрежневцы или даже неоленинцы. По-настоящему советский человек наелся и почувствовал комфортабельность в своей жизни при Брежневе, при Хрущеве он вздохнул свободнее, при Ленине все же возник советский строй. Но пропаганда подняла на щит Сталина, и этому «божеству», рожденному из уха и глаза советского человека, ныне поклоняется офисный «хомячок» XXI века в Российской Федерации, мечтающий победить коррупцию, да и другие грехи современного общества посредством сталинских методов, прославленных любителями впаривания исторических анекдотов.

Советская пропаганда еще и стоит на пути нормального функционирования российского общества, раскалывая его на белых и красных, точнее продуцирую «красноту» и «коммунистичность» вопреки всем фактам и историческим документам. Она мешает примирению, о котором так часто льется поток речей в самых различных СМИ. Красные органически не в состоянии переосмыслить самих себя в рамках парадигмы советской пропаганды.

А.Гончаров,
"Наследие Империи" (rusnasledie.info)

Tags: коммунизды, мифы комми
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments