takoe_nebo (takoe_nebo) wrote,
takoe_nebo
takoe_nebo

Categories:

Октябрь 1941: немцы готовы захватить Москву, Сталин устраивает пир с американцами



Есть такое известное выражение "пир во время чумы". Оно прекрасно подходит к поведению Сталина в самые разные периоды, и Вторая мировая войнв н была исключением. Осенью 1941 ситуация на фронте складывалась трагически: советские войска терпели поражения, а гитлеровская армия уверенно продвигалась к Москве. В городе царил хаос, мародеры грабили оставленные квартиры и магазины. А Сталин устроил в Кремле настоящий пир для своих друзей-западных капиталистов, с икрой, жареными поросятами и реками алкоголя. Всё как он всегда любил.

В октябре 1941 года в Кремле устроили прием в честь канадского медиа-магната лорда Бивербрука (Beaverbrook), по совместительству члена военного кабинета министров Великобритании, и американского посланника и наследника железнодорожной империи Аверелла Гарримана (Averell Harriman). Сталин созвал гостей на типичное для него застолье с икрой, жареными поросятами, дичью и мороженым, а также огромным количеством коньяка, водки и вина. В общей сложности провозгласили 32 тоста, в основном за скорую победу над гитлеровской Германией.

В это же самое время 78 дивизий вермахта наступали на Москву. Их целью было «в оставшееся до наступления зимней погоды ограниченное время разгромить и уничтожить советские войска, противостоящие Группе армий Центр». Об этом Гитлер говорил в директиве № 35, выпущенной в сентябре 1941 года. Правда, с момента начала войны в июне в результате непрерывных боев вермахт уже потерял полмиллиона человек убитыми и ранеными (Красная армия за этот же период потеряла более 5 млн). Кроме того, у немцев возникли перебои с материально-техническим снабжением войск, преодолеть которые не удавалось в том числе из-за логистических трудностей при перевозке грузов на большие расстояния. Однако многочисленные победы поддерживали моральный дух немецких войск на должном уровне, а командование было уверено в том, что войну удастся завершить до наступления зимы.

Советская разведка заметила подготовку Вермахта, но передавать эти донесения в войска не торопились, поэтому многие части Красной Армии оказались застигнуты врасплох. Тем временем «Сталин беспрерывно пил спиртное из маленькой рюмки», — написал позже Биверброк. Вместе с диктатором британский посланник подразнивал советского главу государства Михаила Калинина, в шутку выясняя, нет ли у того любовницы. Затем, как выяснил британский историк Саймон Себаг-Монтефиори (Simon Sebag Montefiore), в кремлевском кинозале показали два фильма.

А между тем немецкий танковый авангард занял оставшийся без обороны город Орел, расположенный всего в 200 километрах к юго-западу от Москвы. Таким образом, главная линия обороны советской столицы оказалась разорвана. В районе Вязьмы и южнее, у Брянска, в клещи взяли несколько советских армий, численность которых составляла 1,2 миллиона солдат, а передовые части вермахта продолжили наступление.

Тем не менее, праздник в Кремле устроили по важной причине. На приеме британский и американский посланники говорили о дальнейших поставках материалов в рамках Закона о ленд-лизе, который президент США Франклин Рузвельт инициировал, чтобы поддержать Великобританию, не нарушая нейтралитета США. Теперь, как было записано в протоколе, и Советскому Союзу на условиях аренды предоставлялась возможность получить материальную помощь на сумму в один миллиард долларов до июня 1942 года.

Вот почему для Сталина имело смысл устроить в Кремле пирушку в узком мужском кругу. Тем временем связь с многочисленными войсками на полях сражений прервалась. Ставка, то есть верховное командование Красной армии, вместо того чтобы координировать оборону, не переставая рассылала в войска приказы удерживать фронт любой ценой. Тактические отступления были запрещены, напротив, командирам приказали предпринимать неподготовленные контратаки, понижавшие боеспособность войск.

Один из офицеров НКВД писал в своем дневнике: «Огромные потери… Нас окружили… Весь фронт — а это три армии — попал в котел… Командование штаба фронта во время всего наступления немцев больше не имело возможности руководить войсками и, вероятно, потеряло голову… Говорят, что эти идиоты уже сбежали в Москву».

Едва ли это было правдой. Генералы знали, что произошло несколько месяцев назад с их отступившими коллегами: их просто расстреляли. Один из командующих армий сумел бежать всего лишь с несколькими танками, когда немцы атаковали его ставку. А когда командир одного из авиаполков передал в Москву сообщение, что его пилоты обнаружили танковую колонну в 120 километрах от города, начальник НКВД Лаврентий Берия пригрозил тому арестом за «трусость и паникерство». Лишь подтверждение этого сообщения спасло полковника от возможной казни.

Другим повезло меньше. НКВД начал проводить массовые казни, так пытались выполнить приказ об обязательном удержании позиций и помешать контрреволюционерам и другим подозрительным лицам попасть в руки вермахта. Чекисты ликвидировали тысячи людей. Монтефиори сообщает, что до 1942 года через военно-полевые суды прошел почти миллион красноармейцев, которых подозревали в том, что они не до конца обороняли свои позиции. Расстреляли 157 тысяч человек, а это дюжина дивизий.

Сталину понадобилось некоторое время, чтобы вновь взять себя в руки. Для начала он приказал перевести правительство на 800 километров к востоку от Москвы в Куйбышев (Самара), но сам в эвакуацию не поехал и решил остаться в городе. Там Сталин распорядился «быстро мобилизовать все имеющиеся в наличии силы, чтобы остановить врага». Затем по телефону он приказал генералу Георгию Жукову, до того момента командовавшему обороной Ленинграда, немедленно прибыть в Москву и взять на себя командование Западным фронтом, объединенным с Резервным.

Хотя Жукову и не удалось выиграть битвы под Вязьмой и Брянском, где в плен попало 670 тысяч красноармейцев, он немедленно начал выстраивать оборонительную линию на подходах к Москве. Тем временем в городе начался хаос. Берия объявил охваченным ужасом региональным партийным руководителям, что связь с фронтом утрачена. Одновременно с этим он приказал бесплатно раздавать оставшимся в Москве жителям продукты питания, чтобы продовольствие не попало в руки немцев.

Однако эти меры лишь подогрели хаос. После того как министерства и их сотрудники отправились в эвакуацию, мародеры принялись грабить учреждения и магазины. В жилых домах в центре города домоуправы договаривались с ворами и уносили из квартир оставленные картины и мебель. «Сталин чуть не утратил контроль над Москвой, — писал британский историк Ричард Овери (Richard Overy), — отдав её не немецкому вермахту, который мог захватить город через два-три дня, а собственному до смерти напуганному народу».

Лишь жестокими методами войскам НКВД удалось положить конец разгулу. Чтобы продемонстрировать волю к победе, Сталин как обычно провел на Красной площади парад в честь годовщины Октябрьской революции. А между тем москвичей заставили вступить в военизированные рабочие бригады и послали на строительство оборонительных сооружений под Москвой. Однако немцы так не и не пришли. Вермахт страдал от проблем с материально-техническим снабжением, не хватало в том числе горючего и боеприпасов, кроме того — и это важно — начались дожди, превратившие грунтовые воды в грязевые реки глубиной в метр. Всё это на несколько недель задержало продвижение немцев вперед.

Флориан Штарк (Florian Stark), Die Welt https://inosmi.ru/exclusive/20211113/250890954.html
Tags: День Победы, джугашвили, коммунисты и Запад
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments